746

«Во всем последующем нет ни единого слова правды» - согласитесь, интригующее начало повествования. Ну что ж, правила игры Автором озвучены, рискнем же следовать им!

Говорим: «Англия», подразумеваем: «Стивен Фрай», говорим: «Стивен Фрай» подразумеваем: «Англия». Непроницаемое выражение его лица в сочетании с тонкой иронией в витиеватых выражениях и вдумчивой грустинкой во взгляде уже смело можно считать символом чисто английского подхода к жизни и чисто английской невинной двуличности. Образ аристократа-интригана, умело прячущего непристойные мыслишки, весьма спорный образ жизни и революционно направленную деятельность под личиной благовоспитанности, давно закрепился за мистером Фраем как в кино, так и в литературе. И образ этот – тонкая усмешка над чопорной Англией, ее традиционностью и консерватизмом, давно ставшими пережитком времени.

Что же такое «Лжец»? Полномасштабное ли это изучение феномена обмана? Или, быть может, демонстрация истинных глубин разврата и аморальности «аристократического» общества? А может, наоборот, попытка показать, что за слоем лжи, надменности, пошлости и кича, души человеческие скрывают неподдельную боль и одиночество? Наконец, нельзя ли считать этот роман гротескной иллюстрацией жизни привилегированных слоев английского общества?

Все это, пожалуй, имеет место быть. И можно бесконечно долго расплетать философско-психологические нити, элегантно закрученные Автором, восхищаться тем, как повествование страница за страницей раскрывает все новые уровни лжи, интриг и трагедий от отдельно взятого человека, до целого континента. Можно сетовать на то, как общество, будь то закрытая школа, университет или страна, с его порядками и традициями диктуют правила жизни и калечат души, а тех, кого не получилось искалечить, изгоняют в небытие. А еще непременно нужно обратить внимание на классическую мысль о том, что внешние запреты – это питательная среда для внутренней разнузданности. По каждой из этих тем, пожалуй, можно написать по неплохой диссертации.

Но если говорить об общем настрое повествования, о том «послевкусии», что остается, когда перелистываешь последнюю страницу, то первое, что приходит на ум - это свобода. И дело даже не в том, что ложь – это возможность быть тем, кем хочешь, по крайней мере в чужих глазах, шанс, если не в реальности, то хотя бы в фантазии прожить жизнь захватывающую и необычную.

Первой же фразой Автор снял с себя ответственность за все, что будет происходить на страницах романа далее. Сюжетные перевороты, перевоплощения героев, запутанные рассказы, скабрезные шутки – все это лишь части игры, в которую он играет. Какая разница в каком порядке повествовать о событиях и какими выражениями оперировать, если все написанное, а быть может и вообще все в этом мире – просто чья-то нелепая придумка?Откровенный цинизм и пошлость перемежаются в тексте с размышлениями о сути любви и бытия, непристойности - с мрачным осознанием собственной тленности, а неприкрытая эротика с чопорностью. Все это – грани личности Автора, его наполнение и его исповедь.

А может быть и нет. Возможно, все это просто похмельная шутка.

Ведь, в конце концов, во всем этом нет «ни единого слова правды».

Полина Починская,
Специально для http://kreativ-magazine.ru

 


Чарты

Опрос

Твой источник вдохновения?

Психология
Наука
Спорт
Мода
Книги
Кино
Музыка

Kreativ TV


Рейтинги

Партнеры