269

Ocean Jet – пока ещё малоизвестная, но амбициозная рок-группа, которой многие поклонники и музыкальные критики прочат огромное будущее далеко за пределами нашей страны. Kreativ Magazine встретился с ними после концерта, 14 апреля в Краснодаре, чтобы узнать о том, какими они видели себя раньше и какими – сейчас. И немного о белье поклонниц.



Джон [гитарист]: Ну, рассказывай [смеётся].

- Давайте сразу определимся: какие вопросы интервьюеров начали вам надоедать?

Макс [солист]: О названии группы, о логотипе.

Джон: Что он обозначает.

Макс: Какой стиль вы играете, кем вдохновлялись.

Джон: С кем вы себя ассоциируете из других групп.



- С чего вы начинали: с каверов или сразу с оригинальных песен, вот так вот дерзко?

Джон: Дерзко.

Макс: Два кавера мы сделали.

- Но уже после выхода «Distant», правильно?

Макс: Да. Это было обусловлено тем, что мы решили начать концертную деятельность, а песен у нас было очень мало [смеётся], поэтому мы сделали каверы, а потом поняли, что это не наша история.

Джон: Это он [Макс] понял, на самом деле прикольные каверы были. Мы начали сольники бомбить, и поэтому у нас не хватало песен, то есть мы не выступали, как в юношеские годы, на всяких солянках, мы сразу начали сольно.

- В одном из интервью вы [Макс] говорили, что многие музыканты не могут преодолеть интровертов в себе и организовывать группы. Как вы с этим справились?

Макс: Тяжело [смеётся]. Наверное, я тоже был интровертом когда-то. В какой-то период пришлось в себе это преодолеть и начать общаться с людьми. Так как я выбрал такую профессию, пришлось. Как это произошло? Не знаю, наверно, не сдавался, и всё получилось. Но здесь вопрос в том, что есть многие группы, которые закрываются в своём узком кругу и не общаются с разными людьми, не налаживают связи, а это очень важно.

- Кто был инициатором создания группы?

Макс: Этого участника с нами уже нет. Но он был не то чтобы создателем этой группы... В общем, в Костроме у меня до этого было много – ну, не то чтобы много – групп. Два коллектива ещё до Ocean Jet, но много составов. И потом чё-то всё подразвалилось, и я решил переезжать в Питер, но внезапно встретил одного парня в Костроме, который заинтересовал меня своим творчеством, и мы уже пробовали сделать что-то вместе. Это был как раз мой второй проект в Костроме, и тогда мы познакомились как раз с Ваней [Джон], после чего все разошлись, и остались только мы с Ваней.

- Чем ваше нынешнее творчество отличает от первоначального?

Макс: Да вообще всем [смеётся]! Музыка совершенно другая, другой посыл. Это был довольно длительный путь, даже после предыдущего проекта, мы собирали материал.

Джон: Собирались с силами.

Макс: Да, пытались понять, как мы должны звучать, поэтому отличается сильно.

Джон: Это обдуманная история, а в той группе, ну играли и играли, а здесь уже концерты, всё серьёзно.

- Легко ли вам передавать мысли на английском?

Джон: Время от времени, когда как. В последнее время, кстати, проще. Всё с опытом как-то приходит.

Макс: Но непонятно, как эти мысли воспринимают носители языка, например, у них всё равно мышление отличается, и, возможно, какие-то наши аллегории и попытки в поэзию для них не очень понятны. Чёрт его знает.

- Неплохой шанс привнести что-то новое, открыть им глаза.

Макс: Ну да, но в принципе не поступало таких заявлений

- Есть у вас такие песни, которые уже надоело играть?

Макс: Ну, как сказать, надоело…

Джон: Есть.

[смеются]

Макс: Есть песни, которые не очень заходят на концертах, то есть многим они нравятся, но на концертах эти песни не качают зал – нет отдачи и нет энергетики. Когда мы играем их, они стоят и не шевелятся. А когда мы их не играем, они возмущаются, что мы их не сыграли.


- Может, они заворожены, что ж вы сразу их так сливаете.

Макс: Да вряд ли [смеётся].

Джон: Но у нас мизерный процент таких песен.

- Не будете раскрывать тайну?

Макс: Ну, допустим, песня «Distant», наш первый сингл. Она не то, чтобы задолбала…

Джон: Нет, её на концерте весело играть, но на репетициях…

Макс: Мы её никогда не репетируем, потому что уже очень много раз играли.

Джон: Колян всегда хочет отрепетировать, но никогда не играем.

- Не дают?

Николай [ударник]: Говорят: «Нет, надоело».

Джон: На концертах с ней весело, а есть песни, которые вроде репетируешь, а на концертах не заходят. Но мы что-нибудь с ними придумает обязательно. Всё в следующем туре, там всё будет ништяк.

- Какие русские исполнители вам нравятся, может, с какими-то сотрудничаете или хотите сотрудничать?

Джон: Конечно, Скриптонит.

Макс: Он действительно нам нравится, но мы вряд ли будем с ним сотрудничать.

Джон: Да, вряд ли. Но он нам всем нравится.

Макс: Мы не особо следим за творчеством российских исполнителей.

Джон: И казахстанских, но он крутой мужик.

- Хорошо, тогда из зарубежных исполнителей.

Макс: Посотрудничать?

- Да.

Макс: Если посотрудничать, то с Трентом Резнером из Nine Inch Nails.

Джон: С Рианной мы ещё говорили, что хотели бы.

Макс: Да.

Джон: Было бы очень круто.

- К слову о Рианне. Не обидно, что музыкальное лицо нашей страны в основном представляют поп-исполнители, а не рок-команды?

Макс: А почему нам должно быть обидно?

Джон: Да [смеётся].

- Вы столько пашете всё же.

Макс: Так они тоже пашут, но тут дело в том, что на телеках те, кого хотят видеть на телеках, то есть публика получает то, чего хочет. Да и нам всегда нравилось просто играть музыку.

Джон: Любую музыку, где угодно.

Макс: Сейчас можно найти на свой вкус и русских, и не русских музыкантов, и русскоязычных, и англоязычных.

Джон: Надо просто напрячь, буквально, свои пальцы, потому что под твоими пальцами весь мир.

Макс: Но то, что этого всего нет в СМИ…

Джон: Печально.

Макс: Печально, но это так, что с этим поделаешь.

- А планы за пределами России у вас есть?

Макс: Да, мы хотим вообще свалить отсюда.

[смеются]

Джон: Вчера буквально хотели.

Макс: У нас пока не очень с продвижением нашей музыки за рубежом.

Джон: Мы не очень на это работаем.

Макс: Мы не очень понимаем, как это делать [смеётся].


 


- Но это должно сработать, потому что когда я впервые услышала ваши песни, я представить не могла, что вы из Костромы.

Макс: Да, если ты понимаешь, что мы из Костромы, для тебя это диссонанс.

Джон: Вот в Германии, допустим, скажешь: «Зацени группу из Костромы», а тебе: «Откуда? Что? У нас таких групп…»

Макс: Там конкуренция выше, и, возможно, возможно, мы там не особо будем интересны.

Джон: Да будем.

Макс: Посмотрим. Мы планируем, если всё получится, осенью съездить в Евротур, и как раз посмотрим, как на нас реагирует публика.

- Было бы здорово. Что необычного можно встретить в ваших плейлистах? Помимо Скриптонита.

Джон: У меня есть Ани Лорак.

- Какая песня, можно узнать?

Джон: Медленно что-то там, медленно… Классная песня [улыбается]. Она мне нравится, красивая песня.

Макс: Не знаю, я вообще всё разное слушаю – музыкальный гурман.

Николай: А у меня очень много всего, и на это перечисление времени не хватит.

Джон: Коля меломан.

- Как думаете, вы уже давали своё идеальное выступление?

Макс: Точно нет.

- А каким оно должно быть?

Макс: Всё должно сойтись: отличная площадка, отличная публика

Джон: Отличное количество публики.

Макс: Отличный свет, которого у нас пока ещё нет.

Джон: Так что нет.

Макс: Наш первый концерт, кстати, был на стадионе.

Джон: Да, мы начали со стадиона.

[смеются]

Макс: Правда, там присутствовало всего пятнадцать человек [смеётся].

Джон: Все наши друзья, которые приехали специально для нас.

Макс: Причём в другом городе. Но на стадионе. Я думаю, что лучше всего мы прозвучим именно на стадионе когда-нибудь.

- Какой вы видите свою аудиторию?

Макс: Сейчас это по большей части… девушки.

Джон: Уже девушки, да.

Макс: В возрасте от 18 до 22. В среднем.

Джон: «Вконтакте» говорит, что там другая статистика. Начинается всё с 16-ти, но топчик – это 18-25.

Макс: Сейчас больше парней начало приходить на концерты.

Джон: Да! Вчера мы… где играли?

Макс: Не могу сказать [смеётся].

Джон: В Ростове. Парней было прямо очень много, что очень необычно.

Макс: В целом, мне кажется, что люди, слушающие Ocean Jet, в музыке ищут ещё какой-то смысл. То есть им нравится атмосфера, а это минор, но они также любят разбираться в смысле, что приятно. Это говорит о том, что мы не просто какой-то продукт выпускаем, а всё-таки есть посыл, который люди воспринимают правильно. Наверно [смеётся].

Джон: Скорей всего.

- Подробнее о проекте с Петровым, и как до этого дошло дело?

Макс: Вот мы сейчас поехали в тур и в его середине мы сыграем в Сочи, после чего едем в Воронеж и играем там с Сашей Петровым. Началось всё как раз с Сочи, с маленького эксперимента. Когда там проходил Кинотавр, мы сделали маленькую коллаборацию.

Джон: Импровизационную.

Макс: На маленькой площадке. Всем эта история понравилась, и Саша решил сделать из этого драматическое шоу, после чего мы опробовали его на площадке «Yotaspace», пришло около двух тысяч человек.

Джон: Три тысячи.

Макс: Мы решили на этом не останавливаться и поехать в тур. Какого мы выступаем с ним?

Николай: 17 в Воронеже, 20 в Екатеринбурге, 22 в Санкт-Петербурге.

Макс: Очень интересно получилось. На протяжении этого спектакля мы играем около пяти своих песен, а также музыкальное сопровождение, когда Саша читает свои стихи и стихи Маяковского, а на экране в промежутках идёт ещё кино-составляющая этой истории. Очень классная атмосфера получается. По крайней мере, после «Yotaspace» все были в восторге.

- Звучит завораживающе, но сложно.

Джон: Да, это всё очень сложно в организации, но выглядит круто.

- Есть ли у фанаток шансы? Можно кидать нижнее бельё?

Джон: Конечно.

- Я передам всем.

[смеются]



Сказать, что Ocean Jet выкладываются на своих выступлениях на все 100% - не сказать ничего. Во время исполнения песен парни погружаются в свой собственный мир с особенной атмосферой, куда затягивают слушателей, а в перерывах они заводят толпу. На концерте в Краснодаре, к примеру, они пообещали отдать медиатор тому, кто раскачает грустного парня у самой сцены.

Гитара Джона и ударные Николая зачастую звучат угрожающе раскатисто, и не каждый голос может противостоять такому дуэту, однако голос Макса, кажется, может противостоять целому оркестру. Их тандем часто сравнивают с группами, чьи названия стали нарицательными – эти сравнения теряют свой смысл, стоит увидеть хотя бы одно выступление Ocean Jet. Возможно, они вобрали в себя некоторые элементы групп-титанов – без чего невозможно обойтись, – но собственного звучания так много, что найти действительно похожую на них группу неосуществимо. Ко всему прочему, подачу Макса трудно спутать, а это отличный показатель: его манера, бесстрашие перед публикой, харизма, взгляд, под которым чувствуешь себя единственной в толпе – всё это делает прирождённого лидера ещё и незаменимой единицей в группе.

Парни оказались правы: звуку Ocean Jet в концертном зале бара было тесно, казалось, он способен свалить его стены, и те тысячи, которым посчастливиться услышать их на огромном стадионе первыми, осознают это в полной мере. И условие для этого события не «если», а «когда».

 

Фотоотчет с концерта Ocean Jet

0YXCxi0w3RI 2AMYsIYDXDs ARaXszh51r0

C3AlWyfIuVs gWynp4xr3lU MJaA8RylVpY

oSlX6rYpRP0 QF9m --GDMw uGESPzy1YuQ

whGkf4junFE XbeChW44hCSRw yC wRd-Rx3A

0hHi1rYbJiw --7RfKSXKtk bHpEhpYNek4 eFMmvv-Xq3c

H7VZDZFwvJY L0g hpTsYWk lFR4R 0LFJI ltpNOXZWS-0

-pyuqnWBw7g rQQj5qqcluE Y6ye9jtGy Q VFL.RU - ваш фотохостинг

Статья, интервью: Валерия Титова.
Фото: Мария Удалайская.
Россия, Краснодар.
Специально для http://kreativ-magazine.ru/


Популярное

Певица Валерия выпускает новый альбом «Океаны»

Певица Валерия выпускает новый альбом «Океаны»

Сиквелы, приквелы, перезапуски: идейный кризис мирового кинематографа

Сиквелы, приквелы, перезапуски: идейный кризис мирового кинематографа

Зимние виды спорта. Про лыжи

Зимние виды спорта. Про лыжи

«Затерянный город Z»: пикник у эльдорадо

«Затерянный город Z»: пикник у эльдорадо

Опрос

Твой источник вдохновения?

Психология
Наука
Спорт
Мода
Книги
Кино
Музыка

Kreativ TV


Партнеры