483

В первую неделю проката одна из самых спорных картин Венецианского кинофестиваля от Даррена Аронофски разделила своих зрителей на два противоположных лагеря: кому-то удалось оценить новую работу виртуозного режиссёра, а кто-то отнесся к ней с долей разумного скепсиса. Трактовок увиденному зрелищу профессиональные кинокритики выдали достаточно много, что не вызывает удивления. После просмотра начинает казаться, что Аронофски намеренно использует преувеличенную и кровавую иронию в этом автобиографическом опусе для отражения собственных взглядов на проявление творческого начала, загнанного в жёсткие коммерческие и «поп-культурные» рамки.

Сюжет картины держался в строжайшей тайне, поэтому некоторая затянутость действия в первые полчаса обескураживает, так как возникает ощущение, что смотришь незамысловатый триллер о загадочном доме и его обитателях: поэте, переживающем продолжительный творческий кризис (Хавьер Бардем), и его молодой жене (Дженнифер Лоуренс), достраивающей их жилище и чувствующей связь с ним на мистическом уровне. Их идиллию нарушает другая семейная пара – фанат поэта и доктор-ортопед со своей возлюбленной (Эд Харрис и Мишель Пфайффер), которых хозяин дома безвозмездно принимает у себя. Конфликты одной супружеской пары накладываются на невзгоды другой, а чрезмерное отражение деталей обыденной жизни вызывает недоумение.

В этой части фильма можно проследить отсылки к любимым библейским сюжетам Аронофски о добром самаритянине, о братоубийстве и так далее. Исходя из этого, можно было бы дальнейшие события трактовать как набор фрагментов Священного Писания, несущих какой-то замысел, но некоторые детали выводят нас на иную интерпретацию данного кинопослания. Не зря персонаж Бардема, говоря о содержании своей новой поэмы, отпускает фразу: «Каждый понял её по-своему.» Отсюда и выход на безымянность изображаемых героев, так как категория имени в данном случае заведомо обесценивается в контексте происходящего.

Динамичность и иносказательность повествования начинает нарастать со сцены импровизированных поминок, где вдохновительная речь поэта об умершем сыне его случайных гостей вызывает одобрение людей, пришедших отдать дать уважения скорбящим родителям. Глазами героини Дженнифер Лоуренс мы видим толпу незнакомцев, считающих такое печальное событие, как похороны, очередной вечеринкой. Сразу видно, что здесь намеренно собраны модели человеческого поведения, которые навязываются современной массовой культурой, где под внешней привлекательностью замаскирована бездуховность и аморальность. Все действо обретает зачатки карнавала человеческого лицемерия. 

В определенный момент, когда жена поэта беременеет от него и надеется, что это наконец-то сблизит их, идейная основа картины сводится к творческой триаде Поэт, Муза и их Творение. Символично это обрисовано в моменте, где супруга читает новую поэму своего возлюбленного, и её содержание диктуется не обычным текстом, а анимационной вставкой, в которой в краткой форме становится ясна озвученная выше идея. Истинный шедевр вызывает слезы счастливой женщины, олицетворяя искусство, способное влиять на людей. Но Аронофски тут же противопоставляет это другой разновидности восприятия творческих идей – многочисленным поклонникам, которые в погоне за именем своего кумира готовы калечить и убивать людей за право обладать хоть одной из его вещей. Сначала это кажется предсказуемым, но манера, в которой режиссёр обрисовывает доминирование творческих амбиций над семейными ценностями, явно будет неверно истолкована культурно неподготовленным зрителем.

Предугадывая такой исход, фильм становится все более хаотично наполненным художественными преувеличениями насильственного содержания, что еще больше утверждает в мысли, что Аронофски бросает вызов современной массовой культуре, в которой истинное содержание произведения очень часто трактуется контекстами, ничего общего с ним не имеющими. Данную мысль создатель картины подтвердил в одном из своих последних интервью: «Я бросаю гранату в поп-культуру и смотрю, что получится.» В один из самых жестоких моментов фильма мы видим, как смысл Творения буквально растаскивается на более мелкие и банальные значения, которые мешают трактовать искусство в конструктивном ключе. Каждому, кто занимался серьёзным творчеством, данные положения покажутся очень знакомыми в свете событий, проецируемых в своем жизненном и профессиональном опыте.

Концовка «мамы!» раскрывает незавидную участь Музы в жизни Поэта, которому мало одного Творения, ведь он хочет сделать больше, а значит на место старого вдохновителя, рано или поздно, прибудет новый. Это лишь один вариант завершения творческого союза, но он довольно часто имеет место в истории культуры и искусства. В этом смысле картина отдаленно напоминает знаменитые «Восемь с половиной» Федерико Феллини.

«мама!» – довольно спорный эксперимент Даррена Аронофски, который, с одной стороны, приблизил его к массовой культуре, хоть и в комичной манере. Это кинопроизведение можно назвать ответом режиссёра на культурный кризис, порождаемый современными масс-медиа, для которых глянцевая форма всегда на ряд важнее внутреннего содержания. Но, с другой стороны, неподготовленный зритель вряд ли станет разбираться в ужесточенной форме культурного кода картины. Для понимания этого фильма нужно отключиться от традиционной трактовки разворачивающихся действий и постараться воспользоваться художественными категориями, пропущенными через личные впечатления.

Итоговая оценка фильму от редакции Kreativ Magazine – 9 звёзд из 10.

Ярослав Резаков,
Специально для http://kreativ-magazine.ru


Популярное

Группа «Не Спится» представила дебютный альбом «Погружение»

Группа «Не Спится» представила дебютный альбом «Погружение»

«Терминатор 2: судный день» в 3D: отреставрированная ностальгия

«Терминатор 2: судный день» в 3D: отреставрированная ностальгия

Slash выпускает альбом «World On Fire»

Slash выпускает альбом «World On Fire»

Скриптонит и Хаски «зажгли» Москву на URBAN CULTURE FESTIVAL

Скриптонит и Хаски «зажгли» Москву на URBAN CULTURE FESTIVAL

Опрос

Твой источник вдохновения?

Психология
Наука
Спорт
Мода
Книги
Кино
Музыка

Kreativ TV


Партнеры