230

Студийный проект «Чокнутая черепаха Джек» был образован в начале 2013 года двумя гитаристами из Донецка: Русланом Чертенковым и Сергеем Ковтуном. Изначально проект назывался «Singularity» и в его концепции лежала идея уникальности и неповторимости ощущений, чувств и эмоций человека. Однако оказалось, что коллектив с таким названием существует, и для проекта пришлось искать новое, уникальное название. Спустя некоторое время, Руслану Чертенкову в голову пришла идея абсолютно отключить логику и мысленно уйти от всех концепций. Так родилось название «Mad Turtle Jack». Это просто черепаха, её зовут Джек и она немного не в себе.

- Руслан, в твоей истории я читала, что знакомиться с музыкой ты стал в 4 года, слушая отцовские кассеты. Каких исполнителей ставил тебе папа? Он тоже всерьез увлекался музыкой?

Руслан Чертенков: Папа не контролировал процесс, он просто показал, как пользоваться магнитофоном. У папы был сборник советских исполнителей на кассете. Там были "Нэнси", Буйнов, Меладзе, Пугачёва, Бажиновский и многие другие, всех не вспомню. Зарубежные исполнители в основном были на бобинах. Там были целые дискографии Space, Ottawan, Goombay Dance Band, а вместо Bad Boys Blue был поверх записан Тальков (я его тогда не понимал и поэтому не слушал). В юношеском возрасте папе нравилась популярная музыка, и он находил способ её записывать, обменивался с друзьями, интересовался новинками.

- Сергей, а кто или что вызвало у тебя интерес к музыке? Кто является твоим кумиром?

Сергей Ковтун: Интерес к музыке вызвала сама музыка. Помню, как в детстве папа приносил свои пластинки с классикой, а я их слушал, и это наполняло будни новыми ощущениями. Так и началось. Для меня это долгое время было лучшим средством от скуки. И у меня были кумиры, много кумиров. Сначала это были Бетховен, Григ, Бах. Позже годам к 10 ребята со двора показали мне то, что слушали они, это сильно отличалось, и поэтому своей новизной очень притягивало. Лет до 14 я слушал Глюкозу, Земфиру, Ленинград, Наутилус Помпилиус. Пытался подбирать аккорды и играть это все по своему, смешивать части одних песен с другими, такое вот баловство, но это имело свои плоды в дальнейшем. В 14 лет я увлекся роком, это были группы Ария, позже Маврин, Стигмата, Дрим Театр. С этого начинал учится играть на гитаре. Потом был современный метал от Bullet For My Valentine до PERIPHERY и Tesseract. Так же люблю этническую музыку, мантры, диджериду, звуки варгана и прочий релакс. Когда-нибудь это все частично будет проявляется в том, что я сочиняю. На данный момент мой главный кумир это я сам, потому что у меня получается создавать такую музыку, которую я слушаю на повторе часами и мне не хочется что-то менять (улыбается).

- А бывали ли случаи в детстве, когда ребята не хотели общаться с вами или смеялись над тем, что вы слушаете каких-то определенных исполнителей, которых они считали, простите за сленг "отстоем"?

Сергей Ковтун: Помню в 8м классе я перешел в новую школу, там ребята слушали то, что модно, а я с этим всем естественно не был знаком и не собирался. Они выбрали это, как повод ставить себя выше и пытаться унижать. Теперь я понимаю, что причина была не в музыке, а в том, что я - это я, такой, какой есть, а они - это не они, а соответствие неким устоявшимся там нормам. Забавно, что к концу года половина класса слушало Rammstein, Арию и СОАД, а я по прежнему держусь подальше от подобных персонажей, благо, что школьные годы позади.

Руслан Чертенков: В школьном возрасте я слушал в основном только Арию и Nightwish. В то время я не афишировал свой музыкальный вкус, и это никогда громко не обсуждалось. Да и вообще, к счастью, в моём окружении не было людей, которые могли цепляться за чей-то музыкальный вкус.

- Как сейчас относится ваше окружение к музыке, которую вы делаете вместе? Что они вам говорят?

Сергей Ковтун: Мои относятся очень положительно, с интересом. Говорят, что хотят новых треков. Это притом, что далеко не все понимают тяжелую музыку. Для меня один из показателей, что музыка классная в том, что ее можно слушать без предварительной подготовки. На мое удивление, даже отсутствие вокала в нашей музыке не вызывает каких-то нареканий со стороны слушателей.

Руслан Чертенков: Да, им нравится наше творчество, многие ждут наш альбом и активно поддерживают. Правда, есть и такие, которые не понимают такую музыку в силу предвзятого отношения, не умения абстрагироваться от стиля и способа подачи.

- А вам приходилось слышать в свой адрес, что вы "неформат"?

Сергей Ковтун: Да, были случаи, и это было скорее комплиментом, синоним того, что мы делаем что-то уникальное.

Руслан Чертенков: Да, особенно нравится вопрос "Это что, музыка без слов?" (смеется). Затем, обычно, следует недоумение: "А как вы можете передать идею, если вы об этом не поёте?".

- То есть критика вас только подстегивает в каком-то плане?

Сергей Ковтун:Иногда подстегивает, иногда дает повод задуматься, бывает, смешит (улыбается). Такого, чтобы критика выбивала из колеи и лишала всякой мотивации, за собой не замечаю. Ведь прекрасно видно кто и зачем критикует. Для меня главное, что музыка вызывает в людях какие-то чувства и желание дать им ход.

Руслан Чертенков: Именно так, тем более большинство "критиков" не могут конструктивно выразить своё недовольство. Цель нашего творчества - донести идею и задумку до слушателя в той форме, которую мы представляем в своих головах.

 

- Многие рок-музыканты (и не только рок) перед тем, как придти к музыке и своему непохожему не на кого стилю, имели достаточно сложную жизнь. Некоторые ситуации заставили их изменить свои взгляды, научиться терпению. И благодаря этому, поднявшись на пьедестал славы, они меняли взгляды своих слушателей. В вашей жизни были тяжелые моменты?

Руслан Чертенков: Сложно объективно оценить прошлые моменты. Казалось, что личные переживания по поводу неразделённых симпатий к девушкам играют важную роль формирования взглядов на жизнь. Сложно сказать, что это кардинально меняет жизнь, но определённые выводы можно было сделать.

Сергей Ковтун: Они тяжелые когда, человеку не интересно узнать что-то новое. То время, что я занимаюсь игрой на гитаре, я уделяю внимание своим взглядам, проверяю их на прочность. Естественно многое идет в топку. На данный момент я считаю, что терпеть что-то не правильно, нужно уметь вычеркнуть из своей жизни то, что не устраивает. Ну, а то, что не в наших силах, тут нужно просто понимать, что мы не пуп земли, и вселенная вращается там, где она хочет. На мое мировоззрение также оказали влияние музыканты, которых я уважаю, да и не только музыканты. У меня вызывают интерес личности, которым удалось достичь того, чего они хотели. Интересно понять, как они мыслят, каким принципам следуют, или не следуют. Были случаи, когда начинающие музыканты обращались за советом ко мне, будь то выбор оборудования, планирование графика занятий на гитаре или общие моменты развития, как музыканта. Менять взгляды других я не хочу, это слишком большая ответственность. Мне достаточно вызвать сомнения в том, что "так и только так, потому что иначе не может быть".

- Музыка это ваша основная работа?

Сергей Ковтун: Для меня да. Ничего кроме музыки я не умею, поэтому можно сказать, что мне не здесь выбирать не приходится. Я свой выбор сделал давным-давно, а теперь живу с его следствиями, и меня это вполне устраивает (улыбается). Я не могу себя представить в какой-то другой сфере. Были в свое время попытки получить «правильную» специальность, но из этого ничего не вышло. Внимание выключается, мозги курят в сторонке, пока я накушаюсь сомнений в себе, чужих представлений о том, как надо жить, а потом все приходит обратно к музыке.

Руслан Чертенков: У меня образование программиста, но желания работать по специальности, нет (улыбается).  Последние два года, я максимально отдаю своё время творчеству. Компьютерами занимаюсь в качестве подработки иногда. Жизнь хочется провести не в муках "рабства на дядю", а создавая что-то уникальное и вечное.

- Руслан, ты ведь одно время был вокалистом трэш-метал группы «Virgin Killer» (позже переименованной в «Deadmaker»). Почему сейчас ты оставил вокальную деятельность и делаешь просто инструментальный рок?

Руслан Чертенков: Проект "Virgin Killer" был создан моими друзьями, и моё участие в нём изначально сводилось к формату помощи, потому что не было вокалиста, мол "я могу временно попеть". К тому моменту я ранее начал работать над инструментальной музыкой. Поэтому смены формата, как таковой нет. Если бы не война, то «Deadmaker» сейчас продолжали бы выступать. У нас очень много концертов сорвалось летом. Состав не распускался, он временно заморожен.

- Ребята, вы сменил многие группы. Тяжело было покидать коллективы?

Сергей Ковтун: Я поменял достаточно коллективов, было две группы, в которых я играл на клавишах. В других 4-х - гитаристом. И в одном коллективе я играл эстраду, и как клавишник, и как гитарист. Могу сказать, что с каждым новым коллективом я становлюсь более независимым, учусь чему-то у ребят, с которыми играю и потом могу это делать в своем творчестве без них. Ну и я более трезво смотрю на вещи. Знаю, чего я хочу получить от коллектива, и поэтому когда понимаю, что мне пора что-то оставить это уже даже облегчение приносит.

Руслан Чертенков: Тяжело было, когда мой первый проект разваливался, и я никак не мог собрать состав. Тогда я ещё не знал, что, как правило, первый проект, он, как первый блин (смеется). Я не уходил из групп, просто они печально завершали свое существование.

- Расскажите, когда у вас появились первые гитары? И какой марки они были?

Руслан Чертенков: В 15 лет, наконец, уговорил своих родителей купить мне гитару. Много советовался со знакомыми, они посоветовали покупать сразу электро. Этой гитарой стала Cort Z-42, на которой я играю до сих пор.

Сергей Ковтун: Моя первая гитара появилась, когда мне было 13 лет. Обычная акустика у нее гриф был от другой гитары, насколько я помню. О марке тут сложно что-либо говорить. Это скорее гитарный тренажер. В14 у меня появилась первая электрогитара Jackson Dinky японская. Хотел брать простенький Ibanez, но отец настоял на джексоне, поскольку, когда где-то что-то жмет и давит, это не о творчестве. И я очень рад, что все так вышло. Эту гитару я действительно перерос очень быстро.

- Сейчас эти гитары все еще есть у вас?

Руслан Чертенков: Да, это всё ещё мой основной и единственный инструмент, о покупке нового я задумывался, но пока нет возможности позволить себе новый инструмент.

Сергей Ковтун: Свою первую я давно продал, теперь она в тех руках, в которых должна быть. А со мной теперь Ibanez, достаточно стандартный, но я его адаптировал под свой стиль. Поменял заводской флойд роуз и лады, которым уже более 15 лет, заменил датчики, один из них сустейнер с 3-мя режимами работы и отсечкой, а также прерыватель звука. Эта гитара меня полностью устраивает, но я чувствую потребность со временем взять еще две три для разнообразия.[/i]

- А вообще гитара сама по себе требует какого-то определенного ухода?

Сергей Ковтун: И да, и нет. Зависит от того, есть ли смысл продлить ей жизнь. Если да, то стоит смазывать гриф специальным маслом, протирать там все детальки от пыли, тремоло маслом иногда смазывать, естественно менять струны, и держать в хорошем, теплом чехле. Все-таки гитара - это не просто кусок дерево, а как третья рука, да еще со своим голосом и душой. Равноценный партнер по творчеству, который достоин уважения.

Руслан Чертенков: Конечно, в первую очередь перед игрой на гитаре нужно мыть руки. Об этом все гитаристы кричат на форумах (улыбается). Кроме того, нужно протирать гриф и струны после игры, чтобы они медленнее ржавели от жира и пота. Это минимальный уход.

- Когда в первый раз берешь в руки гитару, чтобы научиться играть, то наверняка каждый представляет себе, как виртуозно он уже исполняет хиты своих кумиров. Приведите в пример несколько песен, которые не так сложно научиться играть начинающему гитаристу.

Сергей Ковтун: Ну...в траве сидел кузнечик (улыбается) это было первое что я сыграл. А вообще, вот парочка отличных разноплановых песен, которые не составит труда разучить и радовать своих соседей: Red Hot Chilli Peppers – Can't Stop, 5'nizza – Весна, San Brown – Stop.

Руслан Чертенков: Тут всё довольно субъективно и зависит от стилистики (улыбается). Из того, что учил я: Rammstein - Wilder Wein, Ария - Воля и Разум, и конечно, как и Серега, я тоже играл "В траве сидел кузнечик" – это бестселлер.

/тут все смеются/

- Ребята, вы ведь не только друзья, но еще и коллеги, столько времени проводите вместе. Как это влияет на ваши отношения?

Сергей Ковтун: До того как началась война, проводили время вместе, когда работали над записью гитарных партий. Единственная возможность пообщаться. У меня на тот момент была основная группа, а у Руслана учеба. Но на качестве отношений это никак не сказывается. Понимание или есть или его нет, и тут время ничего не изменит.

Руслан Чертенков: Да, всё именно в удалённом виде. Вся работа вместе происходила в течении 4-6 часов. Остальное мы делали каждый сам. В это время я учился, репетировал с «Virgin Killer», Сергей - выполнял музыкальные заказы, репетировал вместе со своим проектом.

Сергей Ковтун: Сейчас многие коллективы так начинают.

- Что такое – настоящая мужская дружба?

Сергей Ковтун: Это когда ни одна женщина не может стать причиной вражды.

/Руслан смеется/

Сергей Ковтун: Когда успехи друга - повод для радости, а не зависти, все просто.

- А если влюбитесь в одну девушку, что будете делать?

Сергей Ковтун: Ну, лично я полезу в историю доведических времен и достану примеры полигамных отношений, как способ духовной эволюции (улыбается), а если серьезно, девушка тоже делает свой выбор и с ним стоит считаться.

Руслан Чертенков: Придётся снимать одну квартиру на троих тогда (смеется). Нет, ну может же быть интересная особа, которая обоим нам будет морочить голову. Думаю, тут правильный выход - обоим отказаться от такого развития событий. Точнее, проявить мужскую солидарность.

Сергей Ковтун: Послать вертихвостку подальше.

/Парни смеются/

- Стоит ли пытаться завоевать девушку, которая не отвечает взаимностью?

Сергей Ковтун: Попытаться стоит, это лучше чем сидеть, сложа руки, главное палку не перегибать.

Руслан Чертенков: Ну женщины - они же бывают странные. Иногда и не поймёшь, отвечает взаимностью или нет. Так что вариантов нет - пытаться.

- Как у вас вообще обстоят дела со вторыми половинами? Ваши сердца заняты?

Сергей Ковтун: Мое сердца занято музыкой, на отношения пока не хочу отвлекаться, потому как время - ценный ресурс, и до 30 лет очень важно уверенно встать на ноги. Все остальное при таком фундаменте уже без особых движений выстраивается естественным образом. Многие музыканты умеют хорошо играть, им поступают предложения от различных коллективов, из разных городов и это для них настоящая возможность продвинуться, изменить свою жизнь. Но, увы, они связаны семейными обязательствами, и это действительно печально, поскольку ближайшие 40 лет они будут создавать для себя причины ненавидеть всех и вся, а потом упрекать в этом своих близких. Такой сценарий не для меня.

Руслан Чертенков: Нет, место в моем сердце вакантно (смеется). Ранее это мне не нравилось, сейчас меня это не волнует, и проблемой я это уже не считаю. Не могу сказать, что я намеренно избегаю отношений, просто не встретил ту уникальную и единственную.

- Вы верите в любовь с первого взгляда?

Сергей Ковтун: Есть такая штука зеркальные нейроны. Это работает так, когда мы смотрим выступление танцора, и он падает, мы чувствуем боль в том месте, на которое он упал. Это происходит мгновенно. Так и с любовью, что-то в нас при встрече с другим человеком дает мгновенное знание о том, какой смысл это имеет для нас. Поэтому я не вижу поводов верить или не верить. Есть причины, почему так происходит.

Руслан Чертенков: Провокационный вопрос (смеется). Когда случится - может и поверю. Но это даже в фантазиях трудно представить. Это же насколько хитро всё должна спланировать Вселенная, чтобы два человека с первого раза заинтересовались друг другом до стадии любви.

- Как вы проводите свободное время? У вас есть хобби?

Руслан Чертенков: Когда-то музыка была хобби и как-то незаметно стала основным направлением жизни. После этого место хобби ничем не заполнилось, просто есть занятия, которые позволяют некоторое время отдохнуть от музыкальных штук и, кроме того, вдохновиться чем-нибудь новым. Это фильмы, интересные сериалы, музыка любимых исполнителей, время с друзьями. Иногда можно в компьютерную игру с друзьями поиграть.

Сергей Ковтун: Когда я не занимаюсь музыкой, смотрю сериалы, фильмы, читаю книги, пробую на вкус новую музыку, в последнее время это джаз и лаунж. По возможности хожу на природу, или просто переезжаю жить в другое место, если обстоятельства так складываются. Хобби у меня есть, но это не, то что я делаю руками, а, то, что происходит в моей голове. Время от времени, учусь обращать внимание на то, что я сейчас чувствую, как я это чувствую и как я могу это усилить, ослабить, переключить… с музыкой мне это делать проще, пробую это переносить на другие сферы жизни. Смотря с такого ракурса, моя основная деятельность это - сама жизнь, вдох и выдох каждую секунду, а все остальное хобби и способ отвлечься на что-то сиюминутное.

- И в конце, пожелаете что-нибудь нашим читателям?

Сергей Ковтун: Желаю всем гармонии с собой и миром.

Руслан Чертенков: Слушайте хорошую музыку, будьте собой. Мира вам.

- Ребята, спасибо за интервью!

Сергей Ковтун: Спасибо тебе за интересные вопросы!

Беседовала Сава Климова,
Специально для http://kreativ-magazine.ru/


Чарты

Опрос

Твой источник вдохновения?

Психология
Наука
Спорт
Мода
Книги
Кино
Музыка

Kreativ TV


#ЯНАКРЕАТИВЕ

Рейтинги

ВЫБОР РЕДАКЦИИ

Александр Надеев

Привет! :) Меня зовут Саша Надеев, мне 25 лет. Я профессиональный фотограф и фотомодель. Люблю слушать музыку и смотреть анимэ. Пишите мне ВК (ссылка снизу), буду рад познакомиться с интересными людьми! Kreativ Magazine, спасибо, что ты есть! :)

Партнеры