219

Многим уже не надо представлять эту московскую пауэр-металл-группу. «ARIDA VORTEX» ведет свое существование с 1998 года. Постоянные гастроли, игра на одной сцене с российскими и зарубежными рок-легендами, запись шести альбомов – все это действительно заслуживает уважения. А такой профессиональный, качественный power-metal, который играют ребята из «ARIDA VORTEX», еще нужно поискать. С момента своего создания они записали пять альбомов, каждый из которых по качеству превосходил предыдущий. И вот, в уходящем 2015 году рок-команда записала шестой альбом «The Illustrated Man». Сразу на себя обращает внимание тот факт, что он записан по мотивам произведений писателя-фантаста Рэя Брэдбери. Одно это уже выгодно отличает рок-музыкантов и ориентирует на интеллектуальную и неоднозначную музыку. И это действительно так! Об этом, и о многом другом мы побеседовали со всеми участниками коллектива.

- Ваш последний альбом написан по мотивам произведений Рэя Брэдбери. Почему именно творчество этого писателя вдохновило на создание песен? Чем было продиктовано обращение к философской фантастике?

AndyVortex (вокал): Это длинная история: идея концептуального альбома присутствует незримо в жизни любого ВИА, создавшего несколько альбомов из того, что «накопилось» и размышляющего о том, куда двинуться дальше. У нас эта идея начала оформляться ещё в процессе работы над «Flames Of Sunset», когда возникла идея построить альбом не просто из песен расположенных в более-менее съедобном порядке, но расставить их в соответствии с неким невысказанным сюжетом. Особо внимательные слушатели могли заметить, что логическое завершение истории из этого альбома – тяжёлое дыхание, щелчок предохранителя и выстрел, причём это происходит после второй композиции «The Mirror Inside». Фокус в том, что логическая последовательность событий там закольцована (в общем, для понимания имеет смысл внимательно переслушать сам альбом). Это об идее концепции в целом. А что касается «Человека-В-Картинках»: примерно в то самое время меня приглашали работать в качестве исполнителя в металл-оперу «Танелорн» (к сожалению, по независящим от нас причинам работа не была завершена), где я познакомился с автором лирики проекта Натальей Просунцовой, которая поделилась своей мечтой сделать цикл песен (концептуальный альбом) по мотивам произведений Рэя Брэдбери. Я тогда это с большим интересом воспринял, поскольку сам с детства знаком с творчеством этого писателя - идея встала в длинный список «что нужно сделать когда-нибудь». Наталья также приняла участие в работе над текстами «Flames Of Sunset» помогала исправить ошибки и, даже стала соавтором русской версии одной из ключевых песен (её русское название «Призрак Зеркала»), так что, когда в Arida Vortex возникла идея попробовать создать концептуальную пластинку (это было где-то в 2009-2010 годах примерно, точнее не припомню), детали мозаики начали складываться сами собой. Так что, как видите, обращение к философской фантастике оказалось не столько продуманным осознанным выбором «прогрузить слушателя», сколько стечением обстоятельств.

Роман Гурьев (гитары, бэк-вокал): Ну, на самом деле музыка была написана без влияния Рэя Брэдбери, просто на одну из этих песен был уже написан текст Натальей Просунцовой и, собственно, у нее и была эта концепция целого полноформатного альбома по произведениям данного фантаста.

Вадим Сергеев (ударные): Моя стихия - ритмическая аранжировка композиции. Собственно музыка к альбому была готова давно, когда я пришел в группу, ребята сказали – «Следующий альбом будет концептуальный, «Человек в картинках», по Бредбери...». Я подумал: отлично, пусть будет Брэдбери, и после альбома «Аве Рок!» приступил к работе над партиями к «The Illustrated man».

- Чем отличается ваш последний альбом от предыдущих?

AV: Прежде всего, лирикой, конечно, отчётливой концепцией (основан на цикле произведений Брэдбери «Человек в картинках»), возвращением к жанру Power metal. Возвращением в том смысле, что перед этим мы выпустили две пластинки: это «Аве, Рок!» (русскоязычный, в отличие от предыдущих трёх альбомов) и его англоязычный брат, хотя и не близнец, «Hail to Rock», на которых преобладали эксперименты с более традиционным хард’н’хэви и даже хардроковым звучанием.

Роман Гурьев: Да ни чем особенным, кроме того, что он лучший на данный момент (улыбается). Естественно, следующий будет еще лучше.

Павел Жданович (гитара): Этот альбом был первым, созданным именно концептуально, не только по текстам, но и по музыке. В этом альбоме реализовано больше смелых ритмических отклонений, смен и решений. Альбом звучит тяжелее предыдущих.

Александр Федонин (бас-гитара): Лично для меня, в первую очередь, тем, что он создан уже с моим участием после моего появления в группе. А в целом, на мой взгляд, в своей единой концепции музыка альбома крайне удачно подчеркивает и дополняет смысловую нагрузку текстов и содержание первоисточников (рассказов Брэдбери).

Вадим Сергеев: Материал гораздо мощнее, скоростнее предыдущего альбома, он менее аскетичный и дал больше простора для творческой составляющей, чем я не преминул воспользоваться, надеюсь, удачно. 

- Как часто у вас бывают концерты?

AV: По-разному, в зависимости от сезона и рабочей загрузки участников группы – почти все мы зарабатываем на жизнь чем-то помимо музыки. Позволить себе туровую деятельность мы, к сожалению, не можем, из-за основной работы. Иногда ездим в короткие «туры», включающие от 2 до 4 городов. Приходится выкраивать выходные на основной работе.

Роман: Да, мы иногда играем концерты. Хотелось бы чаще, но, как говорится - селяви… 

Павел: В Москве стараемся не чаще чем раз в два месяца, чтобы не надоесть публике и дать возможность соскучиться по нам. Но бывают и чаще предложения, от которых мы не отказываемся.

Александр: Раз на раз не приходится, но в целом достаточно регулярно удается где-то сыграть, как в Москве, так и время от времени выбраться за МКАД.

Вадим: Ну, скажем так: регулярно, иногда чаще, чем хотелось бы, иногда реже, зависит от многих конкретных факторов, во всяком случае, мы всегда открыты для разумных и конкретных предложений и стараемся сделать максимум, чтобы наш слушатель нас увидел, услышал, и получил свой драйв от нашего выступления.

- Есть ли какие-либо трудности с организацией ваших концертов и как вы их решаете?

AV: Основная трудность – организаторы боятся работать с группами, в «собирательной ёмкости» которых не уверены. Мы, видимо благодаря англоязычной, в основном, лирике, как раз из таких. Нас знают и любят, но количество людей, с удовольствием воспринимающих песни на неродном языке от «родной» группы, к сожалению, стремительно падает с удалением от Москвы и, к примеру, Санкт-Петербурга.

Роман: Ну, основная трудность - это нежелание и боязнь региональных промоутеров везти нас. А так в основном, чтобы аппаратура и помещение соответствовали райдеру - это не прихоть, а необходимое условие для качественного шоу. Сложно показывать настоящий heavy metal в пивном кабаке, например, через процессор в линию.

Павел: Попадали в клубы, где технический райдер не дотягивает до нужного нам уровня. После первых таких столкновений мы уже не наступаем на грабли дважды и тщательно выбираем организатора. Что касается финансовых сторон, то работаем с проверенными людьми и только укрепляем деловые отношения.

- Какова основная тематика ваших песен?

AV: Если не брать в расчёт «The Illustrated man», с которым и так всё ясно (или наоборот, как посмотреть), то это размышления о жизни, о своём месте в ней, где-то поиски смысла… Мы пока не пробовали целенаправленно писать песни на основе чёткого сюжета, хотя некоторые песни получались в таком роде. Постепенно таких композиций становится всё больше, в частности, на готовящемся альбоме (где-нибудь в 2016 году планируем выпустить) их больше. 

Роман: Ну, вот последний альбом был написан на основе произведений Брэдбери, а так я лично не придерживаюсь какой-то конкретной тематики при написании песен. Это может быть что угодно: социальная несправедливость, какие-то внутренние субъективные переживания человеческие, возможно, сюжет какого-нибудь фильма, любовь, в конце концов.…Ну, о чем люди песни пишут? Об общечеловеческих ценностях: вино, женщины, карты (улыбается).

Вадим: На мой взгляд, это некий коктейль из внутреннего состояния автора, музыки, на которую пишутся слова, и окружающей ситуации в целом, если, конечно не требуется писать музыку или текст с конкретной тематической задачей, бывает и так.

- Где вы берете вдохновение для написания песен?

AV: Как где? В жизни. Ну, и не зря же говорят, что уже вся музыка написана, просто ещё не вся оплачена. Нужно слушать, думать, искать, собирать, пропускать через голову и сердце, снова искать, выбирать, заставлять жить… 

Роман: Ну, обычно в гастрономе (смеётся). А если серьезно, то я не особенно понимаю, что за мифическое вдохновение такое, или творческий кризис. Возможно, я постоянно нахожусь в состоянии вдохновения, так что мне не приходится его специально искать.

Павел: Вдохновение для песен я беру из жизни, опираясь на такой человеческий инструмент как "чувства". Они лучший инструмент для выражения в музыке.

Александр: Песни пишет Роман Гурьев, нам же с ребятами остается довести его задумки до окончательной реализации в виде готовой композиции.

- Какие эмоции вы хотите вызвать своей музыкой в сердцах и душах ваших слушателей?

AV: Вот это вопрос без ответа… Мы играем музыку, которую хотим, высказываем то, что хотим, нас слушают те, кому близки наши музыкальные «высказывания», чувства и мысли, выраженные в наших песнях. Мы же не саундтреки пишем к мультикам или к блокбастерам, где требуется музыкой подчеркнуть сюжет, помочь фильму засесть в голову зрителю.

Роман: Исключительно положительные, чтобы (как там поется?)… Нам песня строить и жить помогает.

Павел: У нас драйвовая музыка, мы призываем людей ощущать присутствие рок-н-ролла в душе и теле и чувствовать себя легко и весело на наших концертах.

Александр: Хочется, чтобы люди получали удовольствие. Песни все немного разные: есть и агрессивные, есть быстрые или среднетемповые мелодичные, есть грустные баллады и атмосферный инструментал… а уж от чего человек получает удовольствие – от угара и напора или от депрессухи и романтики – это личное дело каждого.

Вадим: Я хочу вызывать положительные эмоции, чтобы от наших песен у людей возникал эдакий драйв и сносило крышу, чтобы люди приходили на концерт, прыгали, мотали хаерами, показывали друг другу «козы» и проникались тем самым рок-н-рольным и «металлическим» настроением, которое объединяет миллионы людей по всему миру.

- Вы исполняете песни, в основном, на английском языке. Чем был обусловлен этот выбор?

AV: Если коротко – личными нашими предпочтениями. Нам так нравится. Эта музыка на наш взгляд лучше слушается с англоязычными текстами (ну, во всём мире как-то так и сложилось неспроста). Если бы в нашей музыке преобладали народные русские гармонии и тематика, русский был бы более правильным выбором, но нам нравится именно хэви-металл.

Роман: Ну, это не было никогда каким-то специальном выбором, просто рок-музыка во всем мире на 90% исполняется на этом языке, вот и все. Это вопрос традиций. Возможно, кто-то любит, например, блюз на балалайке и гуслях, а я его предпочитаю на слайд гитаре и губной гармошке.

Павел: Да, это так. Сам жанр изначально зародился именно на этом языке. Мы уважаем это и вникаем, и транслируем на одной волне с истоками.

Вадим: Просто, по-моему, потому что получается (улыбается). Международный язык, на котором выступает 80% музыкантов, во всяком случае, касательно тяжелой музыки. У группы получается работать в таком ключе, и положительные отзывы из-за рубежа - лишнее тому подтверждение.

- В вашей группе все музыканты абсолютные профессионалы. Расскажите, пожалуйста, каждый – вы специально где-то учились или многолетняя практика позволяет делать такую качественную музыку?

AV: Мы все учились понемногу, чему-нибудь и где придётся… Что касается вокала, лично я до сих пор учусь. Профильного образования у меня нет, хотя в детстве я учился в музыкальной школе и основы музыкальной грамотности где-то там освоил.

Роман: Мне кажется, что вопрос не совсем корректен. Безусловно, теоретическая база очень важна, но как в любой другой профессии, без рутинной ежедневной практики серьезных результатов не добиться.

Павел: Сначала я пошёл в музыкальную школу, но не доучился там, так как уже вовсю наигрывал Metallica (в 13 лет и мне это нравилось больше). Но попал к преподавателю, который меня приучил к музыкальной дисциплине и научил правильно заниматься и строить чёткий план по развитию. И каждый из нас тратит много времени на занятия этим делом, а также на развитие новых навыков и расширение стилевого кругозора.

Вадим: Одно без другого не возможно, теория не заменяет практику и, наоборот, у меня есть 7 классов муз школы, 3,5 года музыкально-эстрадного колледжа, который я не закончил ввиду финансовых трудностей на тот момент. Может быть, когда-нибудь заставлю себя это сделать, так как учусь чему-то новому постоянно. С развитием интернета появилось просто колоссальное количество всякой учебной музыкальной информации, просто не представляю каким количеством времени надо обладать, чтобы впитать ее всю, и хватит ли времени вообще.

- Музыка в любые времена не являлась средством для зарабатывания денег. Тем не менее, вы все посвящаете немалую долю своего времени этому искусству. Что побуждает вас к этому?

AV: Не соглашусь с утверждением про «средство». Есть много музыкантов, зарабатывающих себе на жизнь и бутерброды с икрой именно музыкой. Для этого надо: а) быть высококлассным профессионалом, б) заставить делать себя не то что хочется, а то, за что больше платят, в) чувствовать современный «музыкальный рынок» и г) уметь оказываться в нужный момент в нужном месте, суетиться для этого, где-то идти по головам конкурентов, ну и всё такое, как и в любом бизнесе. Причём есть персонажи, успешно обходящиеся без первого пункта. Ну а для нас музыка – средство выражения себя, без которого мы не можем жить.

Роман: Это почему же не была? Это такая же профессия, как и любая другая. Если же вы говорите о, скажем так, тяжелой музыке конкретно в нашей стране, то это другое дело и тема для отдельного разговора, наверное. И в этом контексте побуждает заниматься этим бесконечная любовь к рок’н’роллу.

Павел: Я по-разному комбинировал работу и музыку… В данный момент я объединил эти два направления, чтобы все шло друг с другом в ногу. Плюсов больше, чем, если бы я был водителем автобуса или бы делал чертежи, а потом шёл бы к гитаре. Так что вполне гармонично всё сочетается. Подобное стремится к подобному.

Александр: У человека должно быть занятие, которым он готов заниматься независимо от приносимого дохода. У меня это – музыка… у кого-то это может быть спорт, любое другое искусство, туризм - что угодно. Когда такого занятия нет, это вызывает сожаление.

Вадим: Музыка в любые времена, являлась одним из средств к существованию, да еще и довольно привилегированным, правда конечно, как и во все времена, с учетом профессионализма и известности музыканта (улыбается). В разный период жизни разные мотивы. В данный момент, нравится само занятие, нравится работать над песнями, выплеск эмоций на сцене, некое воплощение своих амбиций, да и просто приверженность этой субкультуре, под названием хэви-металл - все это отлично мотивирует и позволяет творчески двигаться вперед.

- Музыка, как и литература – очень загадочное искусство. Автор произведений – как некий посредник между реальным миром и потусторонним. Как вы относитесь к подобной гипотезе?

AV: Лично моё отношение – слабоватая гипотеза. Писать прекрасную музыку, скажем, те же саундтреки к кино, можно без вмешательства потусторонних сил, нужно только посвятить огромные усилия тому, чтобы вникнуть в основные законы жанра и миллион нюансов, без которых произведение может родиться, но будет как бездушный голем (ну или голем без манускрипта с программой в глиняной башке).

Роман: Для меня это чересчур надуманно и мистифицировано. В конце концов, я не оперы пишу о Нибелунгах там, к примеру, а просто песенки, чтобы дарить людям хорошее настроение: it’s only rock’n’roll, but we like it.

Павел: Да, есть гипотеза о том, что всё уже существует и отдается в умы тем, кто это призывает. Похоже, что так оно и есть. Ведь тот, кто ищет, тот всегда находит. Возможно, зачерпывая из потустороннего мира.

Александр: Не вижу ничего потустороннего в музыке, это реальность, создаваемая реальными людьми посредством реальных инструментов.

Вадим: Гипотеза непонятная, на мой взгляд, искусство призвано создавать настроение и эмоции, музыка - не исключение, она тоже по настроению позволяет грустить, радоваться, задумываться, расслабляться, а причем тут какие-то потусторонние связи?

- Какие у вас планы и, может, нереализованные еще мечты?

AV: План - выжить, продолжая играть то, что нам хочется, нереализованные мечты – играть на главных сценах крупнейших фестивалей планеты.

Роман: Планы продолжать, пока есть порох в пороховницах и ягоды сами знаете где (улыбается). А нереализованные пока мечты, пожалуй, секс с близняшками (смеётся). Шутка…чтобы коммунизм во всем мире победил…шутка…секс с близняшками.

Павел: В планах альбомы, концерты, клипы, расширение аудитории слушателей и масса позитива! Ну и как уважающая себя группа хотим быть участниками крупных фестивалей, например, Wacken или Tuska.

Александр: Конечно же, выступления на лучших российских и зарубежных площадках, создание новых пластинок и популяризация качественной музыки. 

Вадим: Планы - запись нового альбома. Нереализованные мечты - их слишком много, от личной яхты в средиземном море с преферансом и куртизанками до выступления на стадионе Уэмбли, даже не знаю, что первей реализовывать (смеётся).

- Друзья, спасибо за интервью! Мы же со своей стороны желаем вам реализации всех их планов и осуществления мечты!

Беседовал Александр Золотарев,
Специально для http://kreativ-magazine.ru/

 


Чарты

Опрос

Твой источник вдохновения?

Психология
Наука
Спорт
Мода
Книги
Кино
Музыка

Kreativ TV


#ЯНАКРЕАТИВЕ

Рейтинги

ВЫБОР РЕДАКЦИИ

Александр Надеев

Привет! :) Меня зовут Саша Надеев, мне 25 лет. Я профессиональный фотограф и фотомодель. Люблю слушать музыку и смотреть анимэ. Пишите мне ВК (ссылка снизу), буду рад познакомиться с интересными людьми! Kreativ Magazine, спасибо, что ты есть! :)

Партнеры